на главную  
  на главную написать письмо (495) 638-55-96

В. Камский. Земные шаги (стихи)

версия для печати | назад

Ах, горы

Хватает жадно солнца свет
Гора оттаявшей скалою
Зимой так часто солнца нет
Над их седою головою

Морщины-трещины скалы
В улыбку теплую собрались
Как тайный знак из той страны
Где все когда-то начиналось

Ах горы, как вы терпеливы
К букашкам, что сидят на вас
Вам нравится, как мы счастливы
Уже давно иль в первый раз

Земные шаги

Чувства свои я в постель положу
Пусть отдохнут хоть немного
Телом обычным побыть я хочу
Я - лопухи у дороги

Вот замелькали лодыжки страстей
В цыпках измен и обид
Теплая пыль, отпечатки на ней
В них тень сомнения лежит

Кто бы намазал те ноги нектаром
Чтобы не больно шагать
Было телам по судьбы перевалам
Долю земную стяжать


Барсук

Сны о пушистом синем снеге
Замучили седого барсука
В норе лежащего и в душной неге
Дрожат полоски толстого хвоста

А слабый сквознячок стелясь приносит
Реки прохладный, вкусный аромат
Но нору в полдень наш барсук не бросит
Ему, ночному жителю, день - враг

Лягушка-квакша, милая подруга
Хоть ты мне принеси речной воды !
Не в жажде дело, а внимания друга
Так хочется, коль так и нет любви...


Ветлы

Колючей белою щетиной
Оброс за ночь забор
И солнце с бледною личиной
Крадется, словно вор

А ветлы снова не успели
Излить всю свою грусть
Но так покорно облетели
Увы, все зная наизусть

Беспричинное покаяние

Хоть светло так и чудно в груди
Оттого ль, что на нить увядания
Так у многих нанизаны дни

Так у многих не будет и шанса
Затуманить взор ясной слезой
Эту бухту увидев и танцы
Что устроили солнце с водой

Что устроили не для показа
Просто жизнь этих мест такова
Каждый миг, как в любовном экстазе
Каждый день, словно жизнь прожита

Всем нам дано

Как видят мир медведи или волки?
Что думают в лесу своем о нас
Зацепленых за прошлого осколки
И ждущих вяло, кто и что нам даст?


А все дано - рассвет, закат и небо
И в тишине дрожанье камыша
Есть все почти, и даже счастье где-то
Еще бы песен, что поет душа

Запомни этот аромат
Запомни этот аромат
Листвы, отдавшейся морозу
И как колючий первый град
Шуршал слегка сухой мимозой


Запомни день, когда ушли
О лете сладком сожаления
И опытный завхоз души
К зиме начал приготовления

Огонек

Полузадутый на столе, молящий
Так, ночь ласкает свечки огонек
На фоне моря черного горящий,
Как одиночки-сердца уголек.

И если с берега далекого, чужого
Случайно кто-то свет мой разглядит,
Подумает - а нас в ночи то двое:
Я и вот тот, что на меня глядит.


Камни старого города

Так тепло камни старого города
Обнимают усталого путника
Угощают запутанной небылью
Что скопилась в стенах за столетия

Под ногами истертые пятками
Бедняков и богатых гранитные
Плиты - тысяч рождений свидетели
И смертей и любви благолепия


Чую запах жаровни пылающей
И растерзанной жертвы стенания
Звук трубы, короля прославляющей
Чую вечные жизни заклания.

Круговорот

Вода и солнце в стебле мягком,
Растущем в глине у реки
На ряби луч светила пляшет
Что в чем, попробуй разбери

И съеден стебель, в теплом теле
Рождается инстинкт любви
В круговороте вечном этом
И вещество и свет души


О, сколько в этих превращениях
Обид, несбывшихся надежд
И чьих то слез и наслаждений,
Румянца на щеках невест

Палисадник

Ум наш - тихий палисадник
Так красив и так ухожен
Все прополото и рядом
Тротуар из плит уложен

Но за дом зайди и сразу
Заволнуется дыхание
Сада дикого сплетенье
Одичалость, бушевание

Там, за домом поле боя
Душу страсть дразнит, пугает
Лишь на скромный палисадник
Сил хозяина хватает

Дом сгниет, умрет хозяин
Палисадник улыбнется
Всеми дивными цветами
И с чащобою сольется

Любовь и Cтрах

Любовь и Страх врагами были.
Потом Любовь спросил Страх:
”Тебя когда-нибудь любили?”
И прошептал: "ни разу"- Страх.


”Ах, как ты жизнь кукуешь бедный?
Один и всеми нелюбим!
Я попрошу любви немного
У всех, и мы тебе дадим!”


С тех пор у страха есть привычка
Кусочек получив любви
Исчезнуть за ее границей,
Забрав бессилие по пути.

Бессилие уйдет, оставив
Следы не сделанных шагов,
И заметать их предоставит
Тому, кого нашла любовь.

Мой друг

Каким ты должен быть, мой друг
А может быть его не надо?
Ведь каждый друг - исток разлук
А если много их, то стадо


Наверное, стадо не друзья
Таких по жизни мы меняем
Рукою красной мясника
На бойню тихо отправляем


На бойню тихо отправляем
Свою ненужность никому
А то, что все же оставляем
Подарим только одному.

Мечты

Грибник, ступающий устало
Меж трав, рассеянно глядя,
Как на росе закат сверкает,
Услышал крики журавля

Как незаметно снова осень
Купила всем билет на юг
И тем, кто пел и кто не очень
Зимой тут песен не поют

Эх, вот бы мне с моей хозяйкой
В края, где круглый год цветут
Луга, но хряк некормлен в стайке
Да и в усадьбе все сопрут...
"Можно ли?..."

Можно ли жизнь на три раза прожить
Первый - хлебнуть наслаждений
Жизнь номер два - чтобы только любить
Третья - забыть сожаления

А может и самый последний разок?
Любить, когда все прощено
Можно, но это не первый виток
Было все, только давно

Было давно, а любовь все как прежде
Часто косит на судьбу
И снова родишься и с новой надеждой
Скажешь впервые - люблю

Шорох листьев похож на молитву

Шорох листьев похож на молитву:
Близок путь их от крон до небес.
И в лесу этом нет атеистов -
Слишком много здесь разных чудес.


Сладкий запах цветов пышнокрылых
И листвы умирающей тлен…
Все смешалось и страстный, счастливый
Соловья одинокого плен.

Наступаю ногой осторожной
На подстилку, а где-то под ней
Жизнь и смерть и так много возможно
Все, как в мире обычных людей.


Шмель

Лето вьется настоем полыни
Топит жаром снега клеверов
Далеко до осенних уныний
И совсем далеко до снегов


Шмель тяжелый, объелся нектара
Не взлетит из ловушки цветка
Так и люди, до грани, до края
Взять хотят себе все, навсегда


Шмель поспит, отдохнет и исчезнет
Меж травинок, и утра лучей
Человек в жажде взять бесконечен
Будет брать до октябрьских дождей

Энергии обличения

Я оглядясь, не знаю, где бы
Слить муть энергий обличения
Так тяжело держать в узде мне
Их ярость в тесном заточении

Как их простить за разрушение
Что нанесли они не зная
Что я совсем не разрушитель
Что разрушал я, не желая

Простил себя, простил что мог
Остатки выплеснуть не смею
За чей-нибудь чужой порог
Но и держать их не умею

Лентой телеграфною

Лентой телеграфною движется судьба
А в нее впечатаны буковки - дела
Жалко, нет там запятых, слов поток идет
Кто судьбой такой живет, вряд ли отдохнет

Пожилой телеграфист, подойдет, зевнет
И чернильною рукой ленту оборвет
Барабан с обрывком ленты встанет и от дел
Запятыми отделится тот, кто не успел
Хлебаю море...

Хлебаю море глоткой и ноздрями
Гашу в соленом мессиве костер
Желания сто тысячью путями
Пронзить планеты сказочный простор

Немного пафосно, но как иначе скажешь
Об океанах водных и иных
Родись хоть где ты, знаю, не промажешь
В мишень чудес небесных и земных

Пьяница плачет

Дьячок отчитывает пьяницу у храма
Тот плачет тихо пьяною слезой
Небритая щека сжимать устала
Морщины полные бездонною тоской

О сколько было тех, других морщинок
И как ее рука ласкала их
Как много было дней... как тех былинок
Что в поле шевелит июльский вихрь


Увидеть

Не стой мой милый ангел на пороге
Не вспархивай ресницами-крылами
На каждую фигурку по дороге
Идущую неспешными шагами

Когда пыль ляжет спать на лопухах
Когда придет волна прохлады с луга
Упрямый лоб забудет о делах
Любовь вздохнет и вы увидите друг друга.

Пылит замерзшая дорога

Пылит замерзшая дорога
Без снега плохо ей лежать
И стыдно голой быть немного
Давно пора красивой стать

Терпи, дорога, как терпели
Тебя все те, кто прошагал
К своей неведомой, но цели
И те, кто цель свою не знал

Ты лучше удивись, как много
Людей уже прошло, кляня
Твои бугры и как немного
Кто ценит за бугры тебя

Ну ладно, не грусти, старушка
Что не для всех подарок ты
Пушистой, белою опушкой
Зима скрывает все следы

Плач травы

Что чувствуют корни травы
Зеленый наряд провожая
В безвременье белой зимы
Неслышно в земле причитая


А знают ли корни травы
Что будут ручьи после снега?
И будут ли помнить они
Весною бессильный плач этот

Не ведают корни травы
Что снова напьются водою
И будут пышны, зелены
Луга под июльской росою


Ах, сладкие корни травы
Вам лучше не знать, что вернутся
За летом ненастные дни
И в бронзу луга окунутся...

Песик чумазый

Эй, песик чумазый,
Как много ты слышал
Вагонных рассказов!
И будто бы видел,

Как там на иных,
Голубых полустанках
С костями отлично
И ходят Каштанки!

Вагоны-бродяги,
Возьмите с собою!
Здесь кормят нечасто
И вовсе не моют.


- А где твой хозяин?
Спросили вагоны.
- Хозяин – судьба,
А жилище – перроны.

Ну что ж, залезай
В этот ящик с углями
Смотри, не проспи
Каштанку с костями

Слеза

Согнул в поклоне благодарном
Траву и листья дождь
Избушка, печка, чуть угарно
Застыл на лавке гость

Так далеко ему до дома
Но чудно, близко так
До сущности его самого
Забытой в городах


Треск печки так понятней бега
По суетливым дням
А в шуме капель только небо
Спустившееся к нам

Кто нас платить за жизнь заставил
Тоски и страха мзду?
Ведь жизнь подарена была нам
У бога на виду


Слеза скатилась долгожданно
Печь стрельнула искрой
Ночь вечер выгнала туманный
И позвала звездой



 

 

главная | клубные встречи | о клубе

 
 

Copyright © 2005-2011 Информационно-туристический центр «Кайлаш»
Телефон для справок: (495) 638-55-96
контактный адрес: club@kailash.ru

Rambler's Top100